16. В доле с Богом

В общем-то, после Детройта Гурудев полетел дальше в Калифорнию, а мы вернулись в Нью-Йорк полностью окрылённые, но без копейки денег. И, тем не менее, несмотря на отсутствие средств, мы не впадали в уныние, а составляли планы по спасению человечества.

Так уж у меня в жизни получилось, что всё, чем я обладаю и всё, что у меня светлого произошло — произошло у меня по милости Гуру и Господа. И это вовсе не какая-то красивая агитация — просто у меня всегда была какая-то внутренняя вера, что Господь защитит и не оставит в беде, поэтому я не унывал даже в самых трудных жизненных ситуациях, а уж после сознания Кришны так вообще потерял страх, поскольку понял, что всем управляет друг, то есть Кришна, который дружелюбен ко всем живым существам. Ну и, конечно же, со свойственной всем Кришнаитам лёгкостью, я простил всем свои мирские долги, начиная от арендодателей, и заканчивая департаментом дорожного движения. Иными словами, у меня не было времени и желания платить кармические долги, ибо сама мысль о спасении человечества и о распространении сознания Кришны будоражила воспалённый юношеский ум, ну а идей, как вы понимаете, было более чем достаточно.

В те славные времена у меня была своя уличная галерея картин, деятельность моя была примерно такой: у меня было с десяток художников, которые рисовали картины совершенно разных мастей, от декоративной копии “Сикстинской капеллы” Микеланджело до совершенно сумасшедших творческих абстракций, которые, как ни странно, тоже продавались. В общем-то, продавая картины на улице, я научился говорить по-английски почти без акцента, отвечать по два часа на одни и те же идиотские вопросы типа “А что здесь нарисовано?” и понял одну очень важную вещь: в продажах искусства продаётся не само искусство, а эмоции и переживания, которые испытывает продавец в отношениях с клиентом. Ну и, конечно, ещё одной вещи я научился, которую иногда забываю в своём слегка зажравшемся состоянии: это терпеть и ждать. Когда ловишь серьёзную большую рыбу (а продавать дешёвые картины мне сразу же быстро надоело), так вот: большая рыба клюёт редко , но метко. Поэтому иногда на то, чтобы “высидеть” хорошую продажу уходили недели. И бывало так, что в кармане уже ни копейки, даже есть не на что, а ты говоришь себе сам: терпеть и ждать и молиться. И тут как будто бы награда с неба: какой-нибудь безумный покупатель, который только что купил дом, мечтает превратить его в тёплое гнёздышко. И тут, в двадцатый раз проходя мимо меня, сидевшего с кучей картин у закрытой витрины магазина, он понимал, что единственное, чего ему не хватает в жизни — так это красоты и гармонии. В общем-то, клиенты, как правило, были люди достаточно интересные, и, хоть, конечно некоторые и пытались “отжать” бедного уличного художника, но я, в общем-то всегда давал довольно щедрые скидки, типа картины это же не ордена за отвагу: берите, мы ещё нарисуем!

Церковь святого Варфоломея: церковный дворик был удобен не только для отдыха, но и для торговли высоким (искусством)

Ну и вот: после того, как я получил посвящение, мне как-то особенно начало везти и я, будучи старой Нью-Йоркской лисой, облюбовал себе классное местечко для дневной работы (лет пять я работал, продавая картины и плакаты днём и ночью, без выходных и проходных). И, помимо насиженной точки рядом с музеем современного искусства, за которую пришлось изрядно повоевать то с неграми то с ирландцами, я нашёл новое местечко: это была церковь святого Варфоломея, которая находилась в самом центре финансового Нью-Йорка на пересечении парк-авеню и пятидесятой улицы, напротив всемирно известной гостиницы “World of Astoria“. В общем, место было самым что ни на есть “рыбным”: старинная церковь со старинным двором, выходящим прямо на гостиницу и эдакой площадочкой со ступеньками ведущими в этот двор, ну прямо сам Господь, а вернее, его слуга-архитектор, который строил эту церковь, как будто бы специально построил это место для моей уличной галереи. Естественно, сначала я принёс совсем немного картин, и закинул удочку. Интуиция не обманула: рыба была очень серьёзная, покупала по-крупному — банкиры, богатые туристы, дамочки с карликовыми собаками… В общем, серьёзные люди, ну и стремящийся к прекрасному средний класс, готовый потратить несколько сот долларов, чтобы повесить что-то оригинальное у себя в комнате.

Ну и вот, через пару дней моей “пристрелки” появилась бабушка из церковного руководства, типа: “молодой человек, это вы что, облюбовали церковный двор тут?”. А я ей отвечаю:
— Мадам, стремление к прекрасному — вполне Божественное качество. К тому же я отпугиваю местных бомжей, и если у вас во дворе не будут картины, значит, на этих ступеньках будут сидеть бомжи и просить милостыню.

Дама оказалась вполне сообразительной и великодушной, ей понравился находчивый паренёк, торгующий искусством. В общем, мы разговорились и она предложила мне легализоваться, уплатив небольшую аренду церкви за использование двора. В общем-то, я сразу же понял, что это милость свыше, и особо не стал жадничать, сказал, что готов отстёгивать несколько сот долларов в месяц, да ещё и присматривать за Божественным имуществом. Так мы подружились. Оказалась типичная ситуация: церковь святого Варфоломея оказалась памятником архитектуры, где всё было круто, но по каким-то причинам не было главного священника и она переживала свои не самые лучшие времена с духовной точки зрения. Проповедники были средней руки, старые прихожане из белой знати были крайне консервативны, а молодёжь особо завлечь было нечем. В общем-то, типичная схема, говорящая о том, что танк — это не железо, а люди, которые в нём находятся.

Ну вот так я и стал партнёром Господа Бога, но в какой-то момент во мне родилась совершенно потрясающая идея: я понял, что пользуюсь лишь ничтожно малой частью большого двора, выходящего прямо на Парк-авеню, и что, если “подмутить” других арендаторов с какими-нибудь матрёшками и безделушками, то можно сделать неплохой крафт-маркет, который привлечёт гораздо больше народа и даст неплохую аренду. Салли (мадам из церкви) почему-то сразу же поверила в мой энтузиазм и сказала, что если церковь получит дополнительные деньги, в которых нуждается для поддержания памятника и оплаты персонала, то правление будет только радо. К тому времени я прекрасно ориентировался в ситуации с уличными художниками и продавцами крафта: очень быстро набрал арендаторов и мой первый энтерпрайз, типа “Джорж (так меня звали), Господь и апостолы” заработал безотказно, как автомат Калашникова. Церковь получила свою долю, Салли была счастлива, а у меня появилась возможность расплатиться с кое-какими кармическими долгами и появились деньги на спасение человечества, правда, конечно, не так много. Но я почувствовал силу благословения Гурудева, ведь всё это началось сразу же после инициации, поэтому я полностью отдавал себе отчёт, что всё это милость Кришны и нужно использовать деньги по назначению, то есть проповедовать.

Протесты Нью-Йоркских художников

Стрит-арт в Нью-Йорке

 

Комментариев: 6 to “16. В доле с Богом”

  1. Махпрабху дас пишет:

    СУПЕР!:))))

  2. Сарва Лакшми д.д. пишет:

    Авадхут Махарадж – гений!! ! Как СЛОВОМ живописует!!! Легко, изящно, чувство юмора потрясающее!!! Читать архиинтересно!!! Спасибо огромное Вам за все, что Вы делаете и низкий поклон от благодарных читателей!

  3. Yoga nana пишет:

    Спасибо, Махарадж! Делитесь очень сокровенным, очень вдохновляет!

  4. Kira_Kitty пишет:

    Потрясающе!
    Необычайно вдохновляющая история!
    Спасибо:-)

  5. кришна дас пишет:

    Прекрасно,искусство служения и Бог
    Все выглядит удивительно атласно!

    Милость свыше не ведает границ
    Для тех кто служит и падает ниц..

    ***

  6. Suresh Krishna Das пишет:

    Спасибо что делитесь с нами Вашим опытом, вдохновляет и укрепляет веру. Дандават!

Оставить комментарий