31. И мой сурок со мной или удивительная история в парке и не только

Режим дня великая вещь. Это начинаешь понимать в особенности тогда когда твой режим идет ко всем чертям и день превращается в ночь. Для того, чтобы вернуться обратно в исходное положение требуется огромное усилие и оргомная целеустремленность. Хочу признаться, что в те светлые времена, о котрых я пишу, я обладал всеми этими качествами в гораздо большей стпепени чем сейчас. Поэтому единственое что мне сейчас осталось это надежда на милость Шрилы Гурудева и светлые воспоминания о днях моей молодости.

Итак, в те светлые дни когда я жил в Нью-Йорке, я каким-то невероятным образом испытывал величайшие духовные энтузиазм и подъем. По своей счастливой судьбе я решил утвердиться в духовной практике, главной особенностью которой было воспевание Святого имени. В какой-то момент, по стечению счастливых обстоятельств, мне удалось переехать в очень уютную кваритру, которая находилась прямо рядом с Центральным парком, на 68 улице и Коламбус авеню. Это очень престижный район Нью-Йорка, где любили селиться либералы, звезды и подзажравшаяся творческая интеллигенция. Трудно представить каким образом мне удалось снять очень недорогую кваритру в стареньком доходном доме. Моя старая американская знакомая уехала работать в Мексику и за скромное вознаграждение согласилась переписать на меня ее квартиру. По американскому законодательству если кто-то живет долго в одной квартире, то платит за нее по расценкам былых лет, а поскольку эта квартира перекочевывала от одних к другим, то арендная плата за нее была более чем приемлимая.

Переселившись в старенькую уютную однушку с камином возле Центрального парка я чувствовал себя совершенно счастливым. Теперь у меня была возможность оставаться с собой наедине и зачитываться духовной литературой, а также ежедневно медитировать в парке на свежем воздухе. В какой-то момент началась лесная часть моей жизни. Я вставал очень рано, примерно около 5 утра, брал в руки четки, книжки и пару яблок, и шел встречать рассвет в Центральном парке.

Центральный парк Нью-Йорка

В столь ранее время, гуляя по аллеям, я мог видеть лишь одиноко бредущего бомжа, коих много в Нью-Йорке, либо пробегающх мимо спортсменов. Среди нью-йоркцев немало любителей пробежаться с утра или после работы но все они как роботы бегали по четко проложенным маршрутам. Большим беговым кольцом была автомобильная дорога внутри Центрального парка, которая проходила через весь парк по кругу но была закрыта для общего автодвижения, доступна только спецтранспорту (полиция, уборочные и парковые мини-кары). Также было несколько озер вокруг которых располагались беговые дорожки так что спортсмены действовали четко, как-будто по инструкции. Бомжи шкерились по уютным скверикам но их то и дело гоняли пунктуальные полицейские. Все остальные тысячи гектар были полностью у меня под властью. Однако тем не менее хотелось еще большего уединения для внутренней работы. Молитва шла очень тепло, я чувствовал как-будто в моем сердце вращается нескольколопастной моторчик “Харе Кришна, Харе Кришна!”.

Блуждая с четками в руках, я вдруг обнаружил интересное место. Это была небольшая гора, поросшая со всех сторон деревьями и кустарниками, расположенная у одного из нью-йоркских прудов.

Гора на фото справа

Гора была обнесена металлическим забором с сеткой, на ней была табличка “Не входить!”. Какой-то внутренний голос ласково прошептал мне: “Добро пожаловать, здесь то о чем ты мечтаешь”. Я немного испугался, поскольку не сильно привык к голосам и не был алкоголиком. Однако я понял, что голос был очень внутренним как-будто я сам говорил с собой, а в мои мечты явно входила идея о какой-то тихой заводи, где можно просто сидеть и молиться, не будучи ни кем обеспокоенным, чтобы внимание сосредотачивалось только на молитве, а не на прохожих. И вот я не заметил как за какую-то долю секунды я будто бы перскочил через этот высокий сетчатый забор, который изначально казался подобным неприступной стене с грозным предупреждением. Пробираясь через чащу кустов, я поднимался на пригорок как будто бы зная, что там заложен клад. Пробираясь на пригорок я внимательно осмотрелся и понял, что место действительно уникальное, ведь меня совершенно ни откуда не видно. Потом произошло чудо, я посмотрел на прекрасный вид пруда, расположенного внизу, и понял, что передо мной распологается прекарсный вид Нью-Йорка – небоскребы на фоне восходящего солнца. Подобно следопыту из книги Фенимора Купера я открыл для себя мистический город, который казался совершенно безжизненным, а солнце пылало подобно пожару, отражаясь в стеклянных фасадах многоэтажных великанов. Я был поражен масштабным видом большого яблока, которое предстало передо мной в другом облике утренненго безмолвия и отсутствия кищащих муравьев. Я еще раз осмотрел место. Чуть ниже лежало нескольо досок и какое-то старое одеяло. Видать какой-то бродяга пытался здесь заночевать. Я сразу же подумал, что смогу соорудить себе прекрасную вьясасану для медитации и воспевания святых имен. Это было очень простое но удобное сиденье, поскольку на холодных камнях особо долго не посидишь. Вспомнив как мудрецы прошлого сотворяли себе подстилику из травы куша, покрывая ее оленьей шкурой, я решил перенести их опыт на нашу реальность (место, время и обстоятельства). Итак, вдохновленный чтением Шримад Бхагаватам, стараясь ровно держать спину, гармонично сочетать дыхание с воспеванием я чувствовал себя великим мудрецом, сидя на своей вновь изготовленной асане, покрытой одеялом с Микки Маусами. И все же Господь исполняет желания всех живых существ, он даровал мне уединение в столь людном месте. Чувство благодарности Господу до краев переполняло мое сердце, а Маха-мантра подобно реке нектара текла из моих уст. Я никогда не испытывал большего счастья и удовлетворения. Единственное что мне хотелось это избавиться от всех моих тараканов и предрассудков, которые с улыбкой наблюдали за мной из глубины моего серого ума. Но вот мысль о том, что я уже прочитал 16 кругов побудила меня к горделивой мысли, что я крутой и делаю это спонтанно и трансцендентно. Эта мысль подобно осадному тарану тут же взломала замкнутые двери моего ума и тараканы бросились в атаку, неистово пытаясь захватить все уголки моего “я”. В какой-то момент я понял, что враг слишком силен и стал говорить о перемирии. На помощь пришли часы. Стрелка сказал что уже почти 10 и пора идити на работу. Мысли-тараканы закружились вокруг слова работа и будто маленькие послушные подмастерья стали описывать круг сегодняшних задач. Так, достигнув какой-то гармонии со своей головой, с легкотсью перелетев через знакомый уже мне забор, я оказался в привычном парке, и двигался в сторону моего офиса, находившегося на 5 авеню.

К этому времени я уже успешно занимался выставками и ярмарками прикладных искусств и подарков, а Фридман и старушка Салли были моими верными партнерами и коллегами. Я никогда не любил просиживать в офисе в то время как Фридман казалось был создан для работы сторожа или вечно присутствующего директора. Я старался решить все главные дела до обеда, а после обеда, сославшись на занятость чем-то очень важным удалялся обратно в парк. Притащив с собой кусок полиэтиленовой пленки я накрывал ею свою священную вьясасану с Микки Маусами и продолжал молитву. Когда она шла плохо переходил на изучение книг. Когда буквы змыливались, возвращался к молитве. Так я мог сидеть в своем любимом месте часами и возвращался в свою кваритирку только когда темнело. Вернувшись, на скорую руку стряпал очень простое подношение, предлагал его изображению Гурудева и Господа и, почтив прасад, плюхался в койку.

Однажды со мной произошел уникальный случай. Время от времени я посещал различные вайшнавские программы и нама-хатты и безусловно нуждался в духовном общении. Случалось это как правило по выходным. Так, заканчивая духовную практику на своей вьясасане и готовясь отправиться на программу, я вдруг почувствовал что я не один. Я ощутил на себе очень внимательный и осторожный взгляд охотника. Моя рука сама собой искала то ли камень, то ли палку но я понял что их нет поблизости. Единственное что удалось еще больше вцепиться в четки. Прикоснувшись к четкам я вспомнил о всезащищающем Господе и стал бубнить какие-то защитные мантры. То ли мантры сработали, то ли охотник испугался меня больше чем я и выдал себя легким шорохом, я посмотрел вниз и увидел буквально в 5 метрах от себя два глаза какого-то странного живого существа. Оно хоть и было похоже немного на собаку но скорее очень поверхностно. Мы встретились глазами и наши сердца ушли в пятки, мы оба метнулись в разные стороны как два ниндзи только что обнаружившие засаду. Я с облегчением вздохнул, в страхе от меня шарахнулся достаточно крупный енот, который как я потом понял жил со мной на пригорке и участвовал в моих ежедневных медитациях.

Глаза наши встретились...

Позже мы почти подружились. Еноту очень нравился маха-прасад, яблоки которыми я его подкармливал, и он почти потерял страх, хотя, будучи диким животным, всегда относился к людям с недоверием. У него было одно замечательное качество – он не разговаривал и не мешал мне медитивровать. Как вы понимаете за прасада-севу в этом мире упрекать нельзя. Так мы  виделись с ним время от времени, соблюдая паритет. Он не трогал мою вьясасану, а я не беспокоил его нору. В конце медитации я доставал свой ланч-бокс и щедро делился с ним маха-прасадом. Так мы жили в гармонии и согласии какое-то время.

И все-таки я хочу вернуться к удивительнйо истории, которая произошла со мной. Созваниваясь с друзьями, мы договорились встретиться в бруклинском храме ИСКОН, попеть санкиртану, повидаться дргу с другом и другими старыми преданными. К тому времни анафема на меня была смягчена, поскольку я не занимался никакой политикой, а приходил время от времени со старыми прабхупадовскими преданными и вел себя достаточно спокойно. И вот в одно из таких воскресений, выходя из храма, мы увидели преданного, который стоял недалеко от входа и держал в руках книги с иображением Радхи и Кришны. Толком не разбираясь в гаудия-антологоии (антологии нашей духовной традиции), будучи любителем всего трансцендентного и запрещенного я с удовольствеим спросил у преданного, что мол у тебя за книги и о чем они. Преданный сделал очень похотливое лицо и сказал дрожащим голосом: “Это книги о сокровеннной любви Радхи и Кришны!”. Выражение его лица и тон показались мне несколько теартальными. Однако книги меня заинтересовали. Я увидел, что автор комментария какой-то Гаудия вайшнав не из нашей миссии. Я сказал продавцу, что я из Шри Чаитанья Сарасват Матха, наш Гуру Говинда Махарадж. Прданный прищурился, стал что-то лепетать, что он хорошо знает наш матх и что изучает все книги Шридхара Махараджа, а книги которые он распространяет это продолжние идей Шридхара Махараджа. Меня это очень удивило но я всетаки решил взять одну книжку и спросил о том какая самая крутая из них. Преданный еще раз бросил на меня томный взгляд от которого мне стало не по себе и показал мне одну из книг с Кришной и Радхарани на обложке и сказал: “Вот эта! Вену-Гита, всего 20 баксов”.

Вену-Гита 

Я подумал, что это совсем не дорого за такую сокровенную литературу и отслюнявил за книжку. Мои старые друзья куда-то разбежались и я возваращлся домой один.

В метро было очень много народу, я решил что закончу свои кргуи, а почитаю перед сном. Вернувшись домой, приняв легкий прасад и сотворив вечернюю молитву я лег в постель и начал читать. Прочитав первые несколько страниц я вдруг почувствовал невероятную тягу ко сну и усталость, подумал что это какая-то слабость, решил полежать с закрытыми глазами и сосредоточить ум. Книгу аккуратно положил на тумбочку в открытом виде так как под рукой не было закладки. Подумал, что передохну и продолжу чтение. Опустившись на постель и приняв йогическую позу трупа, я постарался полностью расслабиться и отпустить лямку ума. Вдруг то ли в медитации, то ли во сне я как будто куда-то провалился. Я явно ощущал и слышал, мог понимать все происходящее. Я пострался открыть глаза но почувствовал, что вижу. Был какой-то странный свет и передо мной предстал Гурудев. Обычно в жизни и на фото он выглядит радостным и довольным. Однако я увидел его грустным и нахмуренным.

Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж 

Он спросил меня: “Что изучаешь?”. Я заикаясь проблеял: “Книгу о любви Радхи и Кришны”. Гурудев насупившись спросил эту ли книгу он говорил мне изучать. Блея как двоишник, я сказал, что не эту. Гурудев взял с полки книгу, закрыл ее, посмотрел на меня очень сурово и сказал, что ученик должен следовать в линии своего Гуру. Меня пробил холодный пот, в какой-то момент я понял, что видение или сон закончилось. Проснуля я ровно в 12 часов ночи. Я понял, что спал около 2 часов. Мистичекий сон столя у меня как будто перед глазами. Я был потрясен когда пытался найти оставленную мной открытую книгу. Я был полностью шокирован и прошептал сам себе: “Нифига это был не сон”. Книга о любви Кришны лежала не открытой на тумбочке, а закрытой на комоде у зеркала. Даже если бы я захотел, я не смог бы этого сделать не встав с постели.

Я был сильно взволнован и закончив утренную практику вместо того, чтобы идти в офис вернулся домой и позвонил Прадьюмне Прабху и все ему рассказал. Он спросил о названии книги, узнав что это Вену-Гита он отнеся к моим словам очень серьезно. Испуганно я спросил у него что это все значит. Прадьюмна объяснил мне, что существует несколько уровней вайшнавизма, а для нас, тех кто лишен духовного уровня, благоприятно слышать лишь о лилах Гауранги Махапрабху, а также о детских лилах Кришны, о его родителях и о том как он побеждает демонов. Далее Прадьюмна объяснил, что каждый демон является воплощением определенного порока обусловленной души. Поэтому пока мы не достигнем очищения своих чувств благодаря воспеванию и служению мы не сможем получить соприкоснование с высшей лилой. Я спросил Прадьюмну: “Получается что тот старший преданный меня развел? Ведь он показал мне портрет бородатого свами в очках, сказал, что это брат в Боге Шридхара Махарадже и что в этих книгах высший пилотаж и продолжение учение Шридхара Махараджа.” Прадьюмна немного помолчал, как будто пытаясь сконцентрироваться и сказал, что Вайшнавизм это как огромная река, как поток, но внутри него есть препятствия и течения, которые даже идут вспять. Шрила Бхактивинод Тхакур еще во времена своей духовной проповеди насчитал 13 апасампрадай или отклонений в течении Вайшнавизма. В те времена было много вайшнавских сект – аулы, баулы, шаки-беки. Я сказал ему, чтобы он перестал меня путать, что шаки-беки здесь ни при чем, что человек назвал автора одним из Гаудия Матха, а они наши духовные родственники. Прадьюмна продолжал, что в отличии от Шридхара Махараджа не все последователи руководствовались наставлениям Бхактисидханты Сарасвати. Некоторые прельстились чувственными насладждениями. Другие, совершив осокрбление и утратив веру, приняли прибежище у псевдовайшнавов, с которыми Сарасвати Тхакур боролся. Я перебил его и спросил при чем здесь Индия мне же дали эту книгу свои. Он ответил, что неужели с приходом вайшнавизма в западный мир туда не пришли заблуждения. Свет и тень путешествуют рука об руку. Без света не может быть темноты, а темнота нужна для того, чтобы мы могли оценить свет. Тогда я спросил что при этом делать таким лохам как я. Прадьюмна процитировал Шридхара Махараджа, сказав, что искренность не победима. Твой Гуру пришел к тебе во сне и уберег от сахаджии, а я, будучи твоим доброжелателем, объясняю все это и не советую пить воду из непроверенных колодцев. Я был очень рад, что Господь действовал всеми возможными способами, чтобы наставить меня на истинный путь, а искренность дейтвительно не победима. Я взял книгу Вену-Гита с полки и отнес ее в храм. Того преданного я естественно не увидел но был счастлив, что Господь оградил меня от общения с ним.

Продолжение следует…


Комментариев: 2 to “31. И мой сурок со мной или удивительная история в парке и не только”

  1. Ананда Сундар дас пишет:

    Как то раз я тоже взял Вену Гиту не зная о сахаджизме.
    Но мой дорогой наставник Гандхарвика дд мягко поставила меня на место.

  2. Ананда Сундар дас пишет:

    p s Мягко поставила книгу и меня на место.

Оставить комментарий