Этика третьего тысячелетия

Есть одна картинка, которая фактически стала иконой современной эволюции: человек из обезьяны постепенно превращается в городского жителя, сгорбившегося за компьютером, — человека ожиревшего, несчастного, подверженного гипертоническим кризам и депрессиям, человека с потускневшими глазами. Древние говорили: скажи мне, что ты ешь, с кем общаешься — и я тебе скажу, кто ты. Типичный ответ — ем что попало, общаюсь с кем приятно. Иногда у нас нет даже возможности выбора общения, ведь, будучи обусловленными обстоятельствами быта, порой мы можем лишь мечтать о позитивном и светлом общении, как о манне небесной.

Вторая крайность — городской гриб-боровик, который начинает свой день с пробежки или спортзала, питается правильно и дорого, посещает семинары здорового питания, где с холодными заячьими глазами слушает о количестве калорий и протеинов и только и думает о том, как бы не выйти за пределы и ограничения своей диеты, которая распространяется на все: от того, что он ест и с кем общается, до брендов, которые он признает и использует.

Возникает вопрос: существует ли золотая середина, и в чем суть внутренней и внешней этики современного человека? Великий индийский учитель Шрила Прабхупада на вопрос, достаточно ли человеку просто правильно питаться и вести здоровый образ жизни, любил приводить пример, что ослы тоже вегетарианцы, а люди, лишенные глубокого смысла жизни, не лучше, чем кошки и собаки. Когда я читал его книги, мне казалось, что не совсем приемлемо сравнивать вегетарианцев с ослами, тем более что для нас, европейцев, осел — хоть животное и упрямое, но все же не негативный персонаж. Впрочем, как и кошки и собаки, которые стали не только членами наших семей, но и частью повседневной светской жизни.

Но все мои иллюзии рассеялись, когда я приехал в Индию и познакомился с этими замечательными животными в более естественной для них среде обитания. Я был глубоко шокирован, когда увидел, как беспощадные строители грузят на ослов огромные мешки с песком. Но стоит только погонщику достать морковку на палке, как несчастное животное, ноги которого, казалось бы, вот-вот должны подкоситься из-за непомерного груза, тут же, обрадовавшись, движется к заветной цели. «Прекрасная мотивация, — подумал я. — Все как у людей, верящих в перспективы и будущее. С каждым шагом морковка отдаляется все больше и больше, становясь не более чем стимулом к жизни, но серый ослик продолжает победоносное шествие. Так вот, о чем говорил дедушка Прабхупада, — о наших бесконечных желаниях и мотивациях, которые мы подвешиваем себе, подобно морковке».

С ослами вроде бы разобрались, все понятно. Ну а что с кошками и собаками? В Индии они выглядят крайне забитыми, питаются падалью и все какие-то пораненные, изъеденные. В чем-то их вполне можно сравнить с самонадеянными обитателями современных мегаполисов: «Живу грязненько и паршивенько, зато у меня богатая родословная, с которой меня почти везде пускают».

Возвращаясь к человеку, венцу эволюции, точнее, к нам самим, становится ясно, что ни один здравомыслящий человек не стремится стать ни объевшимся бройлером, чьи интересы сошлись только на перелистывании картинок в Интернете, ни биороботом, измеряющим смысл жизни в калориях. Никто не хочет трудиться как осел ради иллюзорных морковок, и уж тем более, вести собачий образ жизни, в какое бы престижное общество он бы ни был вхож.

Куда податься? Точнее, во что верить? Очевидно только одно: человек — продукт собственной веры. Он всегда во что-то верит. Атеист свято верит, что Бога нет, а теист с убежденностью будет твердить вам, что имеет абсолютно четкое представление о Творце или Небесном Отце. Но все же предположим, что душа действительно бессмертна. Следуя закону сохранения энергии, о котором любят говорить физики, мы уже кем-то были до рождения и кем-то станем после смерти. Если душа действительно бессмертна, то родиться и умереть может только лишь бренное тело, которое мы воспринимаем как себя — Ивана Ивановича, Марию Павловну. На самом деле, тело всегда изменяется: растет, худеет, стареет под воздействием вечного времени, но «я» неизменно. Почти все как в Бхагавад-гите с комментариями дедушки Прабхупады. Остался только вопрос: где был я до того, как появился в этом теле, пронизанном душой? Все так же можно предположить, что мы уже были в прошлых жизнях мужчинами и женщинами, богатыми и бедными, белыми и черными, во что-то верили и чем-то занимались. Удивительно, что мы ничего об этом не помним. Но вряд ли эти воспоминания принесли бы нам какую-то пользу, ведь уже и в этой жизни мы забыли столь многое.
Что такое жизнь? Одну треть мы проводим во сне, другую — на рабочем месте, изображая кипучую деятельность. Еще какая-то часть жизни уходит на принятие пищи и отправление естественных потребностей. Взрослея, мы стремимся получить хорошее образование, потом — построить дом, посадить дерево, родить ребенка. Ну а затем — удачно выйти на пенсию и попытаться вернуть молодость чудесными лекарствами. В результате в один из дней мы просто не просыпаемся.
Если к этому прибавить еще закон подлости, тяжелые времена и то, что большую часть жизни мы выполняем не свои желания, а чужие, то получается очень пессимистическая картина. Но всегда существует более чем один сценарий — план А, В и С. Я уверен, что возможно и гораздо худшее развитие сценария — оставлю это на воображение читателя.

Конечно, кто-то скажет: все это бред, никакой души не существует, есть только химические процессы. Другой возразит: нет-нет, придет Царствие Небесное, когда в прекрасном саду тигр с оленем будут танцевать, а достигший рая счастливчик будет смотреть на это прекрасное шоу, и никто не потребует у него заранее приобретенный билет.
Я же склоняюсь к более интересному сценарию. И опять начну с того же «предположим». А вдруг все не так ужасно, и у того мира и души есть некий высший смысл? Например, часто бывает так, что соприкосновение с негативным позволяет нам оценить позитивное — как чувство голода развивает в нас здоровый аппетит. А что если в какой-то момент у унылой, пресытившейся души вдруг пробуждается интерес к духовному и запредельному? Как его удовлетворить? И как узнать, что этот интерес — что-то подлинное, а не праздное и модное веяние?

Есть одна притча. Однажды к Будде пришел один верующий и задал ему вопрос: существует ли Бог? Будда посмотрел на него ясным взглядом и спокойно ответил, что Бога нет. Ученики были удивлены столь категоричному ответу учителя. Вскоре пришел другой человек, рьяный атеист. Он сказал: «Я слышал, что ты, великий учитель, отверг существование Бога». Но Будда ответил ему: «Это не так. Ты неправильно меня понял. Бог существует». Изумленный атеист ушел, и тогда ученики спросили просветленного: «Скажи, о учитель, почему сначала ты своими словами лишил верующего всякой надежды, а потом опроверг свои же слова в разговоре с неверующим?» Будда отвечал, улыбаясь: «Эти люди принесли мне свои стереотипы. Они не стремились к постижению Безграничного — лишь к подтверждению своих истин. Я же хочу направить вас на более глубокий поиск».

Так или иначе, прошли века, и вряд ли сейчас большинство буддистов следует наставлениям Будды, так же как и многие христиане далеки от учения Христа. Но что есть углубленное понимание истины? В связи с этим мы задались вопросом, в чем состоит этика современного человека, достаточно ли просто исповедовать вегетарианство, христианство или буддизм, перелистывая картинки в Интернете и приклеивая себе мнимые ярлыки? Нет.

Следуя советам лучезарного, человеку следует углубиться в мир сознания. Только там, в мире души, на ее уровне, стирается грань между наукой, философией, религией, этикой, поскольку у души есть только один интерес — любовь. Лишь она одна является причиной счастья. Отсутствие же духовной любви живое существо пытается заместить философской, религиозной или социальной составляющей. Вот и получается, что лишь к одной любви между душой и Богом нас призывал дедушка Прабхупада. А вместо слов «Бог» он написал Его имя — Кришна. Ведь на санскрите Кришна обозначает «Личность, которая привлекает всех».

Кто-то удивится и скажет: «Нет, это я личность, индивидуальная, со своим характером и мировосприятием, а Бог-Личность — мне кажется, это чересчур».

Расскажу вам другую историю. Однажды, много лет назад, я отправился на праздник йогов Маха-Кумбха-мелу в Праяг, что находится в Индии. Там собрались тысячи садху, индийских святых, и сотни тысяч зевак, которые собрались поглазеть на них и принять омовение в священной Ганге. Даже Мадонна прилетела на вертолете, чтобы приобщиться к этому карнавалу бессмертия. Как один из многих, я бродил по Кумбха-меле со своим другом, оператором и фотографом, и мы делали репортаж с вечного праздника жизни. На этом вавилонском столпотворении я познакомился с двумя темнокожими дамами, которые говорили явно с акцентом штата Миссисипи и были полностью шокированы столпотворением индусов настолько, что даже не знали, как оттуда выбраться к своей гостинице. Я вежливо провел их через многотысячную толпу и сказал:

— Вот мост. Пройдете по нему и выйдете на главную дорогу.

А потом, улыбаясь, добавил:

— Но лучше часик подождите, многотысячная толпа схлынет, и перебраться на ту сторону будет гораздо легче.

Дамы воодушевились, приняв меня как своего спасителя. Они обратили внимание на то, что я был одет в индийскую одежду, а в руках у меня были четки. И они задали мне вопрос:

— А вы сами кто такой, и во что верите?

Не желая давать стереотипных ответов на вечный вопрос о смысле жизни, я подумал, что будет понятно, если я отвечу им в стиле Мартина Лютера Кинга. И сказал:

— Боремся за права Бога.

Ошеломленные жительницы Миссисипи спросили:

— А это еще как?

Я ответил:

— Очень просто. Последователи большинства философских и религиозных учений считают, что Бог либо имперсональный аспект Абсолюта, либо дед с бородой, у которого в лучшем случае хватает воображения на подсчет грехов и благочестивых поступков живых существ и организацию либо путевки в дом отдыха под строгим наблюдением ангелов, либо распределение кадров в шахтерский бизнес. Вот нам и приходится отстаивать права Всевышнего, Его право на красоту, способность сопереживать, счастливое детство, любовь ко всем живым существам независимо от их поступков. Мы считаем, что проявление Всевышнего в Личности Кришны требует серьезного внимания всех живых существ.

Темнокожие старушки долго стояли, открыв рты, и не знали, что сказать в ответ. То ли самый крупный религиозный фестиваль в мире произвел на них такое впечатление, то ли сила моего убеждения. Как бы то ни было, дамы благополучно отправились на другую сторону реки.
Если мы погрузимся в мир сверхсознания и соприкоснемся со столь прекрасным существом, имя которому Кришна, все наши проблемы разрешатся и все наши чаяния будут удовлетворены. В народе говорят: «Блажен, кто верует».

Один комментарией to “Этика третьего тысячелетия”

  1. АкхиларасамритаДаса пишет:

    поклоныКРИШНАитам!
    Шрипад Авадхута Махарадж ки джая!
    очень яркое и объемлющее выступление и пояснение,
    по-видимому с украинского фестиваля.
    Его “Гуру-вани” всегда и веселые, и современные,
    и,при этом,ведущие к истокам Вайшнавской философии.
    с надеждой на продолжение
    и с почтением,
    Акхиларасмрита даса
    брахмачари

Оставить комментарий